Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Kazak

Факты из жизни старца Григория Ефимовича Распутина (1)

30 декабря исполнится 100 лет со дня злодейского убийства Григория Распутина, совершенного под руководством резидента английской разведки.

Один из почитателей Г.Е. Распутина, директор издательства "Царское дело" Сергей Астахов, поделился своим мнением о значении Григория Ефимовича Распутина в истории России и в жизни Царской Семьи.

«Мы достойно помянули Григория Ефимовича Распутина - друга Царской Семьи, оболганного и оклеветанного при жизни и до сих пор испытывающего на себе гонения и явное нежелание, в том числе, к сожалению, и со стороны многих служителей Церкви. Пора разобраться с тем, какое он имел значение в жизни Царской Семьи и в истории нашего Отечества. Сегодня мы вспоминаем мученическую кончину, злодейское убийство Григория Ефимовича. В этом преступлении были замешаны темные силы, которые желали свержения русской монархии. Через клевету на царского друга и через его убийство эти силы прокладывали дорогу к революции и ко всем тем потрясениям, которые наше Отечество пережило в 1917-18 годах и в последующее время», - считает Сергей Астахов.

«Григорий Распутин, - продолжил он, - был для Царской Семьи воистину Другом с большой буквы. Именно так они его называли, именно так они писали о нем в своих письмах и дневниках. Этот человек, безусловно, играл очень большую роль в жизни Царской Семьи. Как известно, он был знаком с Царской Семьей с 1905 года. И с этого времени, на протяжении 11 лет, до 1916 года, до злодейского убийства Распутина во дворце князя Юсупова, это общение постоянно происходило. Царская Семья духовно желала этого общения. Это не были разовые и случайные встречи, это было достаточно регулярное общение. Для всех членов Царской Семьи Григорий Распутин был человеком духовно близким, у которого они находили добрый совет, утешение, молитвенную помощь и поддержку, в которой Царская Семья так нуждалась в то тяжелое для них время».

«Мы знаем, что молитва старца Григория не единожды спасала от верной гибели Царевича Алексея. Именно по его молитвам происходило исцеление Цесаревича Алексея от приступов гемофилии. Конечно, кто-то может в этом сомневаться и имеет на это право, но об этом исцелении свидетельствуют воспоминания самих членов Царской Семьи и воспоминания людей, которые близко и хорошо знали Царскую Семью».

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ ИЗ БИОГРАФИИ

За свою, в общем-то, недолгую жизнь (прожил Григорий Ефимович всего 47 лет) ему пришлось общаться со многими подвижниками, людьми святой жизни.

Но существовал и его старец. Именно к нему впоследствии Царственные Мученики посылали Своего духовника навести справки о духовном его сыне - Г. Е. Распутине. Позднее и сам этот старец по Высочайшей воле приезжал в Петербург свидетельствовать о чаде своем духовном (не к настоятелю Покровского прихода послали, не к какому-либо иному пастырю, а к о. Макарию, чей духовный авторитет был довольно высок и вне стен родной его обители).

Речь идет о монахе Макарии из Свято-Никольского Верхотурского монастыря.

"С посохом в руке, - пишет в воспоминаниях дочь Григория Ефимовича, Матрена, - через две недели пути он достиг монастыря, хранившего чудотворные мощи Симеона Верхотурского. Здесь он узнал, что большинство паломников обращалось к отшельнику Макарию, известному своим благочестием и аскетизмом, за благословением. Со скорбью на душе отец мой пошел к нему. Тот был весь в тяжелых веригах, отягощавших его плечи.

Старец выслушал его с большим вниманием. Он утешил его и дал ему благословение. Эта беседа произвела на моего отца такое впечатление, что он вернулся домой совершенно успокоенным"(См. "Русский Вестник" √ 9 (стр. 10).

Эта встреча Г. Е. Распутина со старцем сыграла впоследствии огромную роль не только в жизни "опытного странника", но и России, а с ней и всего мира.

После февральского переворота 1917 г. в своих показаниях следователям ЧСК старец Макарий рассказывал: "Видимо, Распутин рассказывал обо мне бывшему Царю, ибо в монастырь пришли от Царя деньги на устройство для меня келлии... Кроме того... были присланы деньги для моей поездки в Петербург... и я приезжал тогда в Царское Село, разговаривал с Царем и Его Семейством о нашем монастыре и своей жизни в нем».

Известно, что в конце 1908 г. о. Макарий едва ли не впервые покинул Верхотурье, отправившись в Северную столицу, где состоялось его знакомство с духовником Их Величеств архимандритом Феофаном (Быстровым). Там оба были приняты Государыней.

В марте 1908 г. настоятель Верхотурской обители о. Ксенофонт получил от Государыни в подарок портрет Наследника Цесаревича Алексия Николаевича.

В 1911 г. состоялась еще одна, последняя встреча старца Макария и епископа Феофана. Обезпокоенная умножением клеветы на Распутина, Царица послала епископа Феофана в Верхотурье узнать у Макария, были ли какие-либо основания для подобных слухов.

В результате ничего предосудительного выявлено не было. А вот фотографии, сделанные монастырским фотографом и запечатлевшие одна - старца Макария, епископа Феофана и Г. Е. Распутина, а другая - казначея иеромонаха Иоанникия, епископа Феофана и старца Макария в Верхотурском Николаевском монастыре, - остались. Первая из них не раз появлялась в публикациях, рассказывающих о Григории Ефимовиче.

РАССЛЕДОВАНИЕ ПРОТИВ РАСПУТИНА

После февральского переворота 1917 года Временным правительством была создана Чрезвычайная следственная комиссия, перед которой стояла задача – представить обществу доказательства виновности Царской Семьи и ее ближайшего окружения в измене и других злодеяниях.

В феврале 1917 года, после ареста Императора Николая II, была арестована и Анна Вырубова, которая в "демократической прессе" характеризовалась не иначе, как главная любовница Распутина (и даже - о ужас! - Царя). Она рассматривалась как важный свидетель аморального поведения Царской семьи, и потому была заключена в Петропавловскую крепость.

Страшное потрясение ожидало организаторов следствия. Обследование показало, что Вырубова была девственница, и версия о ее интимных отношениях с Распутиным (а позже и с самим Государем) рухнула. Кроме того, стала очевидна причина ее ухода от мужа.

Комиссии не удалось найти ни одной женщины, которая подтвердила бы связь с Григорием Ефимовичем. Более того, когда обескураженные следователи дали объявление в прессе, предлагая за конкретную информацию денежное вознаграждение при условии полной конфиденциальности, и тогда не нашлось ни единого свидетеля! Но это уже позже, после переворота.

В ходе расследования деятельности «темных сил», следователем ЧСК В.М. Рудневым были исследованы архивы Зимнего, Царскосельского и Петроградского дворцов, личная переписка императорской четы, некоторых великих князей, а также переписка приближенного к Г. Распутину епископа Варнавы, графини С.И. Игнатьевой, в доме которой располагался один из самых реакционных политических салонов, П. А. Бадмаева, В.Н. Воейкова и других лиц.

В.М. Руднев впоследствии вспоминал: «При производстве расследования было обращено особое внимание на личность и деятельность Г.Е. Распутина и А. А. Вырубовой, также и на отношения царской семьи к германской императорской фамилии».

В.М. Руднев писал впоследствии, что приступал к расследованию с «невольным предубеждением относительно влияния Распутина, вследствие читанных... отдельных брошюр, газетных заметок и слухов, циркулировавших в обществе, но тщательное и беспристрастное расследование заставило меня убедиться, насколько все эти слухи и газетные сообщения были далеки от истины»

По словам В.М. Руднева, следствием ЧСК был «собран обширный материал, касавшийся просьб, проводившихся Распутиным при Дворе, но все эти просьбы относились. к назначению, перемещению, помилованию, проведению железнодорожных концессий и другим делам, но не было добыто никаких решительно указаний на вмешательство Распутина в политические дела, несмотря на то, что влияние его при Дворе несомненно было огромно» [16, с.44].

(Научная библиотека Кибер-Ленинка: http://cyberleninka.ru/article/n/chrezvychaynaya-sledstvennaya-komissiya-vremennogo-pravitelstva-mart-oktyabr-1917-g-delo-temnyh-sil#ixzz3vWDrpl5k)

Collapse )


Kazak

Сталин, бабочки и танки

Оригинал взят у maxfux в Сталин, бабочки и танки
Эта невероятная история, записанная Анатолием Полежаевым, произошла во времена Великой отечественной войны. Может быть, Вам покажется, что она не имеет отношения к образованию? А я думаю, что имеет.

1942-й год. Зима. Война в разгаре. Немцы прут вперёд. В ставке верховного главнокомандующего – плановое совещание. Напоследок обсуждаются противные и не очень понятные присутствующим маршалам и генералитету вопросы. Маскировка. Нет, генералы кое что знают о маскировке – зимой – белые халаты, летом – хаки. Но у немцев всё как-то интереснее. Их аэродромы – не слишком заметны с воздуха, а танки – зачем-то, пятнистые и полосатые, как и форма обмундирования в некоторых подразделениях и частях.

Товарищ Сталин требует, чтобы маскировкой занялись срочно и вплотную, и не абы как, а строго научно, с серьёзным обоснованием. Мол, мысль о том, что зелёное на зелёном – незаметно, не канает. Это и ежу ясно. Нужно что-то более универсальное. Сталин раздражён. Стучит трубкой по столу. Требует немедленных действий. Генералы чешут затылки. Предлагают копировать маскировку противника. Верховный в ярости. Ему нужен принцип и ясность. Как это работает и почему. И кто сможет этим заняться?

Осторожно пискнув горлом, слово берёт какой-то свежеиспечённый генералишко. Он – из интеллигентов. Может, родители учёные, а, может, и сам, в прошлой жизни науку успел подвигать. Генерал робко и путано докладывает, что в Ленинградском университете был такой профессор Шванвич. Так вот он, в своё время, возглавлял кафедру энтомологии, пока её не разогнали в начале тридцатых, и занимался покровительственной окраской крыльев бабочек. Может, он на что сгодится? Сталин неопределённо хмыкает и требует срочно, сегодня же, привезти в Москву этого Шванвича и доставить прямо к нему.

Генералы облегчённо подрываются со стульев и бегут исполнять приказание. Козёл отпущения найден. Даже два. Потому что инициатива, сами понимаете…

Звонок в Саратов, куда эвакуирован университет. Никакого Шванвича там нет и не было. Кто-то говорит, что он остался в Ленинграде. А там сейчас, ясное дело, блокада.

Спецрейс готов через двадцать минут. Самолёт летит в блокадный город. Шванвича находят дома, в постели. Он уже не встаёт. Куриный бульон в энтомолога заливают прямо в самолёте.

Ночью он уже у Сталина. Главнокомандующий недоверчиво вглядывается в заросшее лицо доходяги-профессора и излагает суть задачи. Немного оклемавшийся Шванвич внимательно слушает и, похоже, даже что-то понимает.

— Ну, что, профэссор, сможэщь помочь армии и фронту?

— Смогу, – сипит в ответ Шванвич.

— Что тэбе для этого нужно, профэссор?

— Три дня и два художника…
Collapse )