chilim_al (chilim_al) wrote,
chilim_al
chilim_al

Эксперимент на грани провала

Оригинал взят у dima_piterski в Эксперимент на грани провала


Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, к чему может привести эксперимент с гибридизацией европейцев и мигрантов с Ближнего Востока и Африки.

Чем дольше общество затягивают перипетии европейской истории с беженцами, тем яснее многим становится тот факт, это гуманитарной акцией там и не пахнет. Ну, в самом деле, много ли гуманизма в том, чтобы разрушить некоторые исламские страны силой оружия, а затем «гостеприимно» распахнуть ворота перед обездоленными жителями этих стран, и только из-за того, чтобы решить собственные проблемы экономического, демографического и идеологического плана? При этом хорошенько обобрать их по дороге, обогатив попутно продажных турецких пограничников, албанских контрабандистов, балканских цыган и целую свору журналистов и «борцов за права»? Всё это напоминает научный эксперимент, жестокий и бесчеловечный. В духе континента.

Когда-то давно, в Средневековье, люди не вполне ассоциировали бабочку и гусеницу, действительно, эти столь несходные формы сложно представить, как разные жизненные стадии одного и того же существа. Кое-кто догадывался и даже наблюдал, как бабочка вылупливается из куколки, но точных доказательств не было, ни на Западе, ни на Востоке, и мешал этому – связанный с религией этический запрет на умерщвление всуе живых существ. Разрешили эту проблему европейцы. Голландец Ян Сваммердам, один из основателей натурализма, попросту вскрыл тысячи гусениц, куколок и бабочек, и доказал метаморфозы насекомых, устроив этим самым насекомым небольшой геноцид. Европа и выделилась, можно сказать, благодаря этой пытливости ума, не слишком скованной этическими узами, европеец – вечный ребёнок, желающий поглядеть, что у куклы внутри. Но, одно дело насекомые, другое – люди.

Нынешний эксперимент с гибридизацией этносов старушки Европы и огромной массы выходцев из Азии и Африки – это что-то сродни генетической работе по созданию племенного стада. Ничто не принимается во внимание – ни местные традиции, ни культура, ни сложившиеся представления о комфорте и безопасности. Просто тем, кто определяет западную «стратегию на будущее», приспичило, наплевав, чисто по-большевистски, на чаяния обывателя, заняться, во имя удобства для транснационального бизнеса, формированием наднационального социума.

Конечно, массу приезжих, воспитанных в мире сексуальных запретов, экстремистских движений и перманентных войн, этот ласковый мир вымирающих европейцев, захлебнувшихся в своём процветании, очевидно, располагает к вседозволенности. И ничего в этом исключительного – нет. Покорный слуга помнит, с каким большим трудом, в далёкие советские годы, шла в городе Баку адаптация выходцев из азербайджанской глубинки. Эти люди, в калошах, ковровых носках, овчинах шерстью наружу, не говорящие по-русски, немедленно приковывали к себе внимание в нацело русскоязычном и абсолютно европейском по духу городе, их манера себя вести, их реакция на невиданные в аулах короткие юбки и декольте, их наглость и зависть – всё это было у коренных бакинцев притчей во языцех. Советская система работала над постепенной интеграцией этих людей, тогда тоже шёл эксперимент, и мы все его помним. Помним и то, что тот, советский эксперимент, провалился с беспримерным треском, и закончился гибелью множества людей и перемещением миллионов, в том числе – коренных бакинцев. Просто потому, что люди – не мушки-дрозофилы, и с людьми подобное обращение не проходит.

Поскольку это всё – насилие. Для того, чтобы заставить европейского обывателя смириться с этим насилием, чего только не используют, к каким демагогическим приёмам не прибегают. В ход идет и идеология т.н. «толерантности», вывернутая одним шулерским движением наизнанку, (поскольку между уважением к гостю другой культуры, цвета кожи и разреза глаз, и наводнением твоего собственного дома всеми желающими в нём поселиться, установив тут свои правила – дистанции огромного размера)! В ход идёт даже история и мифология Холокоста, «извинения» за колониальное прошлое – всё, что угодно притаскивается, лишь бы приглушить естественное сопротивление части европейцев, несогласных поступиться собственной цивилизацией во имя не вполне ясных целей.

Источник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments